Werdicto
Запобiгти. Врятувати. Допомогти.
Это случилось за час до рассвета. В то время, когда над людьми всецело властвуют сновидения. Пришёл военный корабль с солдатами, которые участвовали в конфликте Первой Розы. Я смотрел на вереницы врачей, служащих и медсестёр, которые сновали от корабля к медицинским отсекам и обратно. Тут я почувствовал толчок в спину. Оглянувшись, я увидел Алека, моего товарища, капитана одного из отрядов. Подойдя ко мне, он закурил сигарету, а затем просто смотрел на меня.
- Что случилось, Алек? - я сразу почуял неладное.- Говори же, что произошло?
- Айзека привезли, - сказал он. - он умирает.
После этих слов мир во мне и вокруг меня пошатнулся, словно карточный домик. Алек молча провёл меня в медотсек и я, растолкав врачей и медсестёр, которые никак не могли помочь, посмотрел на то, что еще две недели назад было человеком. Броня, в которую снаряжали всех солдат армии звёздного флота, была местами вырвана, обуглена и разворочена. Спинные пластины были покорёжены и вмяты в мясо, загноившиеся раны кровоточили и были покрыты слоем пыли и грязи. Оплавившийся шлем никак не получилось бы снять.
Я пошатнулся и чуть не упал. Одно лишь чутье помогло мне найти инъектор и вкатить себе лошадиную дозу успокоительного.
Я не мог больше находится рядом с тобой. Я вышел оттуда и сполз по стене чувствуя, как остатки сил покидают меня...
Мне вернули тебя. Но вернули не таким, каким ты уходил на войну. Я помню всё. Помню твой крик, твой звериный вой, когда я снимал с тебя окровавленные доспехи, края которых словно вплавились в кожу, срывая засохшие корки, сухие покровы, что рвались, словно старый пергамент. Мне пришлось срезать всё, до чего я мог дотянуться, чтобы освободить тебя от этой мёртвой оболочки. Я промывал каждую твою рану, успокаивая и баюкая твою боль на своих руках. Хотел чтобы всё это было просто кошмаром. Но нет, это было реальностью. Ты умирал у меня на руках. Вырывая с мясом всё это, я понял, что человека потерять намного проще, чем обрести снова. Отдал бы всё, продал бы дьяволу душу за то, чтобы успокоить твою боль и закрыть глаза. Но я не мог. Не мог категорически ничего сделать ради этого. Не потому, что не мог, а потому что... да какая разница теперь. Я боялся снимать с тебя шлем. Боялся увидеть потухшие синие глаза. Боялся увидеть гримасу вместо лица, но пришлось. Иначе бы ты задохнулся...
От тебя не осталось ничего, чтобы напоминало о том человеке, которого я помнил. Ты стал лишь тенью самого себя. Тенью, которую еще что-то удерживало на этой земле. Любовь ли? Вряд ли. Желание жить? Тоже нет. А что же тогда?! Я никогда не переставал задавать себе эти вопросы, устав искать на них ответы. Я был с тобой всё время. Что-то мне не удалось срезать и теперь ты был похож на нелепую куклу, которую собрали из мусора, обрывков ткани и вдохнули в это существо жизнь. Ты кричал не открывая рта, и эти стоны казались мне страшнее любого шепота, мрачнее любого страшного известия. Ты смотрел на мир не открывая глаз, и это чувство слепоты не покидало меня. Кружило вокруг, словно дым, просачиваясь в лёгкие, вырываясь наружу хриплым кашлем, кровью из разорванного горла.
Все мы чьи-то тени. Тени своего прошлого, осколки чьих-то воспоминаний, дым прошлого, которое уже никогда не вернётся. Наши корни обрубили давным давно, еще тогда, когда мир вокруг не представлял никакой угрозы. Там, на тёмной стороне нашего создания, на оборотной стороне чужих медалей мы видим себя такими, какими являемся на самом деле. Мы никогда не были людьми в буквальном понимании этого слова. Мы всегда были отражениями самих себя, словно глупые клоны на конвейере. Я сильно ударился в философию. Наверное это то, что хотелось забыть. Но я не мог стереть это из памяти...
Ты протянул еще два дня. Каких-то жалких два дня, которыми ты оплатил свою жизнь.
Ко мне подошел врач и молча отдал твои вещи. Жетон, военную книжку и сумку. Надо мной сгустилась пелена моих воспоминаний. Гнилостный запах душевного мрака душил меня удавкой. Я не мог спать, не мог есть, только пил не пьянея, не видя ничего вокруг.
Я умер с тобой и был похоронен с тобой. Пошел вслед за призраком, который был мне дороже всего.
Мы все однажды станем тенями. Порастём цветами сквозь твёрдую почву. Но одно останется неизменным: чувство боли, которое будет всегда нас преследовать...

@музыка: Cry of fear - Crow